21 октября, 2021
Четверг
Главная Аналитика Конституционное право Понятие конституционно-правового деликта

Понятие конституционно-правового деликта

Действующая Конституция Украины взяла курс на построение демократического социально-правового государства, для которого необходимым условием является реальность (именно реальность, а не формальность) Конституции и конституционно-правовых норм.

Гарантией реализации этих норм конституционно-правовая ответственность, применение которой в наше время тяготится значительным количеством проблем.

Одной из таких проблем является определение понятия конституционно-правового деликта. Для исследования этой проблемы проанализируем работы украинских и российских конституционалистов, которые подробно занимались изучением конституционно-правового деликта. Среди них: Н. М. Батанова, Л. В. Забровская, А. Г. Крусян, А. Майданник, В.Ф. Мелащенко, О.В. Мельник, Л.Р. Наливайко, А. Пащенко, Н. М. Слободян, А.Ф. Фрицкий, А.А. Червяцова, В.М. Шаповал, А. Езеров и др.

Конституционно-правовой деликт — фактическое основание конституционно-правовой ответственности. Согласимся с позицией А. Пащенко, согласно которой основания юридической и, соответственно, конституционной ответственности — это одновременно и конкретная правовая норма,которая нарушается (нормативное или юридическое основание), и само противоправное действие или бездействие (фактическое основание).

Л. Г. Наливайко отмечает, что конституционный деликт является противоправным виновным деянием субъекта конституционного права, является совокупностью конкретно определенных составных элементов, имеет политический характер, нарушает нормы и принципы конституционного права и является основанием для наступления ретроспективной конституционно-правовой ответственности.

Попробуем проанализировать данное определение. Во-первых, поскольку в данном случае речь идет о реальном, а не потенциального участнике конституционно-правовой ответственности, считаем, что уместнее говорить о субъекте конституционно-правовых отношений, а не права. Во-вторых, надо добавить, что этот субъект должен быть наделен деликтоспособностью (народ, нация, коренные народы и национальные меньшинства не наделены такой). В-третьих, правонарушение данного вида может проявляться не только в форме действия, но и бездействия. В-четвертых, при определении понятия не назван такой его признак как общественная опасность. Конституционно-правовая ответственность (конституционное право вообще) имеет дело с наиболее важными (базовыми) общественными отношениями, поэтому посягательство на них обязательно включает в себя общественную опасность. В-пятых, совокупностью «конкретных составляющих элементов» характеризуется не деяние, а состав деликта. В-шестых, не все конституционные деликты имеют политический характер, так это определение несколько сужает сферу применения конституционно-правовой ответственности. В-седьмых, такой признак как ретроспективность не все ученые воспринимают однозначно. В частности, А. Майданник доказывает, что нет убедительных оснований для того, чтобы считать ответственность за совершение правонарушения ответственностью за прошлое, то есть ретроспективной, так как правонарушения не всегда является обстоятельством, которое имело место в прошлом. Оно может продолжаться, продолжаться. Другие ученые признают такую ответственность ретроспективной, не считая при этом время совершения правонарушения.

Н.М Батанова определяет конституционный деликт как общественно опасное, противоправное, виновное деяние (действие или бездействие), посягающее на конституционный строй и его институты, за совершение которого предусмотрена конституционно-правовая ответственность. Данное определение в целом можно охарактеризовать положительно, поскольку конституционный строй опосредует всю сферу общественных отношений, регулируемых конституционным правом, поэтому данное определение, хотя и в общей форме, но отражает весь спектр возможных объектов состава конституционно-правового деликта. К тому же, формулировка «предусмотрена конституционно-правовая ответственность» считаем хорошей, потому что привлечение к конституционно-правовой ответственности осуществляется только в случае правоприменительной деятельности уполномоченных на это государственных органов и должностных лиц.

По определению Л. В. Забровской конституционным деликтом является деяние субъекта конституционно-правовых отношений, не отвечающее надлежащим поведением, предусмотренным нормами конституционного права и влечет применение мер конституционно-правовой ответственности.

Некоторые замечания относительно определения: во-первых, под «хулиганскими действиями» одни ученые понимают любое поведение, которое отклоняется от конституционно-правового требования, нарушает конституционные запреты или выходит за пределы дозволенного, другие же указывают, что нарушения конкретной нормы необязательно, достаточно противоречивости такого поведения общим принципам и содержанию конституционно-правовых норм, во-вторых, формулировка «влечет за собой применение мер конституционно-правовой ответственности» несколько некорректна по причинам, описанным выше, в-третьих, «активным» остается замечания относительно бездеятельности .

Интересен подход А. Езерова, называющий конституционный деликт особой формой конституционного конфликта наряду с конституционным формационным конфликтом, конституционным спором и конституционным кризисом.

Анализируя выше изложенное, можно сделать вывод, что конституционный деликт — общественно опасное, противоправное, виновное деяние или бездействие, совершенное деликтоспособным субъектом конституционно-правовых отношений, которое посягает на конституционный строй, организацию публичной власти, права и свободы человека и гражданина и другие важные институты, может приобретать политический характер и предусматривает применение мер конституционно-правовой ответственности.

Итак, как видим, подходы ученых к определению понятия и содержания конституционно-правового деликта различаются между собой. В связи с этим считаем необходимым принять отдельный закон «О конституционно-правовой ответственности», который решил бы эту проблему.